Анна Табанина: за свою работу мне не стыдно | Анна Табанина
Анна Табанина

Анна Табанина: за свою работу мне не стыдно

Киноэпопее "Бедная Настя" конца по-прежнему не видно. Но очень скоро мы узнаем, кто же эта таинственная Настя. А пока побеседуем с княжной Долгорукой. В обычной жизни - Анной Табаниной. - В вашей карьере случалось нечто фатальное?
- Бывают очень похожие ситуации. Я даже привыкла, что в жизни переживаю то же самое, что и в некоторых ролях. И в этой роли тоже много чего повторяется из реальной жизни. Например, по фильму сестра Лизы, Соня, художница. И моя младшая сестра, Настя, тоже. Очень много похожих мелочей.
- С самого начала пробовались на роль Лизы Долгорукой?
- Угу.
- Вы похожи на свою героиню?
- В чем-то да.
- А выйти замуж не по своей воле, а потому что надо, могли бы?
- Нет, конечно (смеется). Но надо учитывать, что в девятнадцатом веке было необходимо мнение и благословение родителей. Без него - никак. А сколько раз случалось, что замуж выдавали только тогда и только за тех, за кого хотели родители! Все было по формуле: "Да убоись и слушайся родителей своих!".
- Замужем?
- Нет.
- Когда захотите связать свою судьбу, чье решение будет превалирующим, ваше или семейное?
- Мое, конечно! Желательно, чтобы присутствовало и хорошее отношение родственников, и крепкое чувство. Кстати, мне кажется, что люди могут вполне жить без всепоглощающей страсти. Без уважения невозможно, а без бури эмоций - вполне. Любовь может прийти всегда, а дружба, доверие к человеку необходимы с самого начала. Но брак без любви не имеет смысла.
- Помните свое чувство, когда узнали, что прошли кастинг?
- Ой, обрадовалась ужасно! В тот момент мне именно этого и не хватало. Но было столько проб, все смешалось в голове. Такое чувство, ну, не знаю, как его описать. Как будто уже что-то прошло, почти исчезло из жизни. И вдруг, бац, сваливается такая радость...
- Когда узнали, что это такая масштабная картина?
- На последних пробах. На первых даже не представляла, куда ввязываюсь. На пропуске написано "Бедная Настя". Ну бедная, так бедная. Часто идешь на кастинг и не спрашиваешь, что это за фильм. Рабочий процесс.
- В сериале много молодых, красивых актрис. Конкуренция есть?
- У нас очень грамотный подбор актеров. Каждая актриса индивидуальна и занимает свое место. А вот на кастинге действительно была жуткая конкуренция. Но она там и осталась.
- Не пришлось для роли как-то менять внешность?
- Да нет особенно. Но по ходу работы фигура заметно отточилась, волосы стали ложиться правильно. Как только начались съемки, я стала изменяться в положительную сторону (смеется).
- Смотрите сериал?
- Иногда, когда попадаю. Мне очень нравится. А вот родители - фанаты, смотрят и записывают каждую серию. Это хорошо, потому что когда я возвращаюсь домой, могу пересмотреть некоторые моменты, увидеть, что получилось, а что нет.
- Ошибки тоже?
- Конечно! Особенно первые шестьдесят серий. В самой первой мы все боролись с собой, одели непривычные платья, читали незнакомый текст. А потом постепенно стали развиваться - и все получилось.
- Многие называют сериал безвкусным, а актерские работы - слабыми…
- Мне кажется, что в этом сериале есть очень талантливые работы. У каждого должно быть свое мнение, а актеры... Тут про многих нельзя сказать, что это только смазливое лицо. Вообще сериал очень хорошего качества. А если лично про меня… За свою работу мне не стыдно.
- Вы из Питера. Как вам Москва?
- Замечательно! Я не почувствовала резкого, болезненного перехода. Просто это два разных, замечательных города. Питер… Там все родное, известное. Парничок такой. А в Москве такое движение! И это здорово. Здесь нужно работать, иначе не получится. В Петербурге намного спокойнее, так как он родной. Но я, наверное, космополит, могу жить где угодно!
- После съемок останетесь в Москве?
- Если будет работа, да.
- Вообразите, что вы можете изменить сценарий. Что вы сделали бы по- другому?
- Наверное, более внимательно отнеслась бы к моральной сути того времени. Люди были религиознее, существовали старинные обряды, красивые праздники. Добавила бы побольше натурных съемок, может быть, проводы Масленицы. Или подправила бы диалоги, чтобы не было повторяющихся слишком сложных фраз. Когда сидим, репетируем и видим, что текст трудно произнести, мы его меняем.
- Не странно, что крепостные ходят в собольих мехах и наряды у них чуть ли не круче, чем у княгинь?
- Может быть, это стилизация? Чтобы было красиво. У нас же кино-сказка.
- Давно узнали, кто же это - бедная Настя?
- Чуть пораньше зрителей.
- А они еще и не знают…
- Но можно же уже догадаться! Раз не знают, говорить не буду, пусть это будет наша маленькая тайна. А вот когда посмотрят, сами будут очаровываться, разочаровываться.
- Люди даже деньги ставят.
- Тогда тем более не скажу! А то придут какие-то личности, и начнут требовать денег (смеется).
- Подозрения идут жуткие: и Калиновская, и Анна, и Сычиха…
- Самой первой Настей была я. Ко мне прибежала подруга-сценаристка, и говорит: "Я догадалась, "Бедная Настя - ты! Понимаешь, что это значит?!" Она так это сказала, что я почти почувствовала на груди у себя орден "Бедная Настя". Ну и ладно, я, так я. Но понимала, что все меняется, и вполне возможно, что бедная Настя будет известна только в конце. На тот момент снимали 80-ю серию, и я подумала, что эту "страшную" тайну скорее всего сейчас не раскроют. Так и случилось.